Посвящается Удомле и Вакарино

Посвящается Удомле и Вакарино

23 марта 2015 г.

Вакарино в годы войны

Вот уже совсем скоро исполнится 70 лет с того дня, когда закончилась страшная война. 70 лет назад в нашей стране началась мирная жизнь - жизнь, в которой живём мы, наши дети, и хотелось бы, чтобы жили и наши внуки. Понимаем ли мы, не знавшие войны, насколько мы счастливы? Осознать это нам мешают наши повседневные заботы, переживания – такие, казалось бы, важные, насущные, необходимые…
День Победы, 9 Мая, - великий праздник, который год за годом возвращает нас в те 1940-е годы, напоминая о страшных испытаниях, о кровавых сражениях, о тяжёлом труде, об огромных потерях, - обо всём, что пришлось пережить тем, кому довелось жить в ту пору…

Мои родители были детьми, когда началась Великая Отечественная война. Мама родилась и проживала в Удомле, папа – в деревне Вакарино. Как жили они в те тяжёлые годы? Что осталось в их памяти от тех лет? Именно это хотелось мне записать, оставить на память для себя, для их внуков.

Воспоминания Петрова Бориса Ивановича

К началу войны я был уже школьником, мне было 9 лет, и я ходил в начальную школу в деревню Ряд. Школа тогда стояла на окраине Ряда со стороны Вакарино. Позже её перенесли в центр деревни. Помню, что в то время в Ряду располагалась военная часть.

Я не помню начала войны, но жизнь наша изменилась. На фронт ушли мужчины, но, несмотря на это, население Вакарино сильно выросло, потому что в деревне появилось много беженцев из Ленинграда – тех, у кого в Вакарино оставались родственники. Поэтому в колхозе работало 4 полноценные бригады: в основном женщины и подростки, да и мы, дети, тоже помогали на прополке яровых.
Начались бомбёжки станции. Над нашей деревней часто пролетали самолёты, направлявшиеся к Удомле. Во время бомбёжек жители Вакарино прятались в землянках, выкопанных за деревней. Осенью на окна мы повесили шторы из соломы типа жалюзи, чтобы на улицу не проникал свет и не привлекал немецкие самолёты.
Запомнилось, как однажды летом, когда мы с ребятами ходили за земляникой на насыпь к деревне  Саминец, нам довелось издали наблюдать за поединком фашистского лётчика, сбрасывающего бомбы на движущийся поезд, и машиниста этого поезда, который то ускорял, то замедлял движение. Самолет делал несколько заходов, сбрасывал бомбы, но ни одна из них не попала в цель.
Мой папа, Петров Иван Петрович, на фронт не призывался из-за болезни сердца, но ему была выдана винтовка, и он должен был охранять линию телефонной связи, что проходила за деревней. В то время немцы сбрасывали много диверсантов на парашютах. Их выслеживали, старались поймать. Однажды папе поручили вести под ружьём от Вакарино до Сухарева пойманного диверсанта. Он справился с этой задачей.
В 1941 году с запада области на восток через Вакарино гнали эвакуированный скот. Это было очень страшная картина! Казалось, что по пятам этого ревущего стада к нам идёт враг…
В первую военную зиму в деревне произошло событие, которое произвело огромное впечатление на нас, мальчишек: на лёд озера Удомля сел подбитый в бою наш советский самолёт. Он долго стоял на льду, его охраняли, а потом трактором вытащили на берег и повезли в Удомлю. Поскольку дорога проходила через Вакарино, самолёт смогли увидеть вблизи все деревенские.  Это было незабываемо!
В 1943 году в армию призвали моего старшего брата Николая. Тогда в Сухареве стояла военная база – мостовой восстановительный отряд (мостоотряд) для наведения железнодорожных мостов, разрушенных во время войны. Николай и ещё шестеро призывников из местных попали служить на эту базу, где и служили до конца войны. Впоследствии строительство мостов стало профессией моего брата.
В первые два года войны мы не очень-то страдали от голода, во-первых, потому что были хорошие урожаи, а во-вторых, потому что в 1941 году, ввиду угрозы наступления врага, запасы из всех колхозных кладовых раздали по домам колхозникам. Весной 1942 года собрали зерно на посев и потом урожай снова раздали. Но в 1943 году, когда фронт отошёл на запад, вышло распоряжение колхозам сдавать продовольствие  для фронта, и тогда уже с продуктами стало труднее.

Дорога в школу
После окончания начальной школы в 1944м году я стал ходить в удомельскую школу. Основное каменное здание (белая школа) тогда занимал госпиталь, и мы занимались в жёлтой школе во дворе. Чтобы добраться из Вакарино и не опоздать на занятия, вставать мне приходилось в 6 ч утра. На дорогу в одну сторону уходило 1,5 часа. Обычно мы шли целой ватагой, зимой часто на лыжах. Дорога шла сначала вдоль берега озера Удомля, потом через реку и выходила к пруду, что в Удомле. Оттуда к школе мы перебирались через рельсы, зачастую подныривая под стоящими вагонами.
Окончание войны было, конечно же, огромной радостью для всех.
Но мне очень запомнились голодные годы - 1946й и 1947й, когда летом была страшная засуха. Земля у нас в основном глинистая, поэтому приходилось работать на полях -  разбивать комки глины. Урожаи были очень плохие. Обычно за помол на мельнице приходилось отдавать часть зерна, так вот в те годы пришлось самим делать жернова и молоть зерно дома. Помню, я сам нашёл и прикатил домой подходящие камни, вручную обтесал их и сделал такие жернова. Жизнь в деревне, работа на земле всегда были трудным делом, даже и после войны…
Деревня Вакарино


Воспоминания Петровой (Шалевой) Алевтины Ивановны см. в блоге "Станция Удомля"

Комментариев нет:

Отправить комментарий