Посвящается Удомле и Вакарино

Посвящается Удомле и Вакарино

16 мая 2018 г.

Языческое святилище на берегу озера Удомля


Далеко не все знают, что на берегах озера Удомля люди молились богам еще задолго до появления там первых христианских храмов. На мысу, образованном протокой между озерами Песьво и Удомля и истоком реки Съежа, находилось языческое святилище, или капище, где люди в древности совершали свои религиозные ритуалы.
Этот уникальный памятник был открыт в начале 2000х гг. в тверскими археологами и описан в 2008 году в работе М.В.Волковой «Открытие раннесредневекового языческого святилища на берегу озера Удомля».

Именно вокруг этого языческого капища впоследствии были построены церкви и монастыри. «Место силы» - так назвал эту область Удомельского озера Д.Подушков в своей статье «Место силы» Удомельской земли»: 
«Таким образом, на очень ограниченной площади, всего 1,5 км в диаметре, в разное время находилось как минимум… 5-6 культовых сооружений: языческое святилище, 2 монастыря с тремя храмами, 2 храма в с. Николо-Стан»(1).
Церкви и монастыри Удомли на карте Менде 1850х гг.
Здесь вы можете познакомиться с интересной статьей М.В.Волковой и узнать подробно, что представляло из себя место, где молились своим богам наши древние предки.
Статья найдена и отсканирована Д.Подушковым, за что ему огромное спасибо!

Ссылки:
1.Подушков Д. «Место силы» Удомельской земли // Голос Удомли, №13/2015. URL: http://of.putnik.ru/download/file.php?id=4718

4 мая 2018 г.

Удомельский Параскево-Пятницкий монастырь


Сегодня мне хочется вспомнить об одном монастыре, который стоял когда-то на берегу озера Песьво. И хотя он исчез давным-давно, но долгие годы среди местных жителей жила легенда, что когда-то неподалёку от Троицкого Иоанно-Богословского мужского монастыря, на другом берегу, за протокой, что соединяет два озера, стоял женский монастырь. Сейчас даже место, где он располагался, исчезло, скрылось под водой… А мне захотелось сохранить память о нем вот в этом рассказе-исследовании.

Удомельский женский Параскево-Пятницкий монастырь был построен около 1540 года (1). Первые сведения о нем появились в Новгородских писцовых книгах за 1551 год. Вот что там написано:
«Да в Удомле же монастырек убогой Пятница святая, а стал тот монастырек на новее после Иванова писма Даниловича Вельяминова с товарищи, а в ней Божье милосердие Проща. А поставлен тот монастырек на монастырской земли, что Никола Святый в Удомле на Стану. А в монастыри церковь Пятница святая храм; а в монастыри старицы, черниц 10, а белиц 5 в том же монастыри, а дворишков за монастырем на посадце: дв. (двор) Олферко Огапьев, дв. церковной дьяк Офоня Игнатов, дв. сторож Гаврилко, дв. проскурница Лукерьица, а живут без пашни, а землицы у них пашенные нет. А в монастыре царя и великого князя ружки хлебные и денежные нет же. Да за монастырем же на посадце стоят дворишка торговых людей: дв. Матфейко Гришин седелник, дв. Игнашко Ондрюшин. А позему дают к Пятнице святой в дом на темьян, на ладан и на свечи с двора по алтыну на год»(2).

Разъясню этот, может быть, не вполне понятный текст.
«В Удомле» - имеется в виду волость Удомля (об этом я писала здесь). «Стал тот монастырек на новее после Иванова писма Даниловича Вельяминова…» - это указание на то, что в предыдущую перепись, бывшую в 1538-39 гг., этого монастыря еще не было. «Никола Святый в Удомле на Стану» - это центр волости Удомля и погоста, где находилась церковь Николая Чудотворца (об этом здесь).
Из этого летописного текста мы можем представить себе монастырь, в котором стоит деревянная церковь Святой Параскевы Пятницы, кельи, в которых жили 10 монахинь-черниц и еще 5 женщин-белиц. Белицами называли либо послушниц, готовящихся к поступлению в монашество, либо тех, кто просто удалился от мирской жизни в монастырь. А за монастырем находились еще 6 дворов, где проживали священнослужители и торговые люди. По тем временам достаточно много - не всякая деревня имела 6 дворов, бывали и меньше. Существовал монастырь на деньги, которые поступали с каждого двора («по алтыну на год»).

Следующая запись об этом монастыре датирована 1581 годом:
«Монастырь у озера у Песьвы. А в монастыре церковь Христовы мученицы Парасковеи, нареченные Пятницы, древеная в верх, а в церкве образы и свечи и книги и все строенье монастырское да приходное. Да в монастыре ж дв. (двор) попов, дв. дьячок, дв. понамарь, дв. проскурница, да пять келей, а в них живут шесть стариц, да две кельи нищих, а питаюца о церкви Божии. Да непашенных дв.» именуется 5 дворов. «Того ж монастыря пш. (пустошь) Островок»(3)

Как видим, здесь уже точно обозначено, что монастырь находился на озере Песьво, а не Удомля. По-прежнему здесь стоит деревянная церковь Великомученицы Параскевы Пятницы, есть 7 келий, где живут монахини и нищенки. Рядом – 4 двора священнослужителей и еще 5 дворов без пашни: видимо, торговых людей, как и ранее, в 1551 году. Но вот и приобретение монастыря – пустошь Островок, а это уже земля, пашни.

Попробуем проследить историю этого монастыря далее.
В 1645 году в монастыре обновили церковь.
 «Из клировой ведомости 1818 г. известно, что в Удомельско-Богословском погосте было две деревянные церкви: …вторая – упраздненного девичьего монастыря во имя муч. Параскевы с приделом св. вмч. Екатерины, построена в 1645 г.» (4). Упразднен монастырь будет позже, а здесь, в середине XVII века, как видим, в нем построена новая церковь, и с приделом. Значит, - после событий "смутного времени" ("Битва на Удомле") ожил монастырь, были у него и насельницы, и жертвователи.

Скрыльков Максим. Река Карелия, д.Челмужи,
деревянная церковь Петра и Павла

Мало сохранилось документов с тех давних лет, тем более ценны те, что имеются. Вот, например, исповедные ведомости 1737 года. Они помогут нам узнать, кто проживал при монастыре в начале XVIII

Итак, «Роспись Новгородской епархии Бежецкия пятины Тверския половины Николаевского Удомельского погоста девичья монастыря церкви Великомученицы Христовы Параскевы» за 1737 год (5). В этой Росписи, кроме 4 дворов, где проживали священнослужители с семьями (поп Иуда Федотов, дьячок Давид Евстигнеев, пономарь Иван Федотов, просвирница Мавра Федорова), указаны четыре женщины дворянского происхождения, «в оном же монастыре обретавшиеся по обещанию из дворянства», а именно:
вдова Агафья Петрова, дочь Языковых - 70 лет,
вдова Устина Андреева, дочь Чарымовых – 73 года,
девка (т.е. незамужняя, девица) Евдокия Перфильева, дочь Улановых – 69 лет,
девка Дария Трифонова, дочь Аракчеевых – 65 лет.

Как видим, все они - представители дворянских фамилий, которые владели поместьями на Удомле. Перейти на жительство в монастырь у каждой из них могли быть свои причины: и желание уйти от мирской суеты, и одинокая старость, и даже обездоленность. Но, как бы то ни было, монастырь Параскевы Пятницы стал для них домом на старости лет, как, возможно, и для других, о ком мы за отсутствием сведений можем только предполагать.
Кстати, здесь хочу добавить, что в это же время в 1740 году в соседнем монастыре – мужском Троицком Иоанно-Богословском – проживал брат Евдокии Улановой, Вятского драгунского полка отставной прапорщик Козьма Перфильев сын  Уланов, вдовец 67 лет (6).
Кожин Семён. Суздаль. Деревянные церкви
Дальнейшая судьба монастыря Параскевы Пятницы была такой же, как и Троицкого Иоанна-Богословского, и многих других небольших монастырей в России: указом Екатерины II от 20 февраля 1764 года все они были упразднены. Однако церковь Великомученицы Параскевы простояла на берегу Песьва, как минимум, еще 10 лет: в архивах сохранились исповедные ведомости этой церкви за 1774 год, где записаны всего два двора: дьячок Филип Гаврилов и пономарь Иосиф Иванов с семьями (5). А в ревизской сказке 1782 г. упоминается, что престарелый упраздненного Пятницкого девичьего монастыря пономарь Иосиф Иванов выбыл в Приказ общественного призрения вместе со своею женой (4).

Монастырь закрыли, церковь снесли, но люди, прихожане сделали все возможное, чтобы сохранить память об этом святом для них намоленном месте. Там, где стоял женский монастырь, была поставлена часовня. Вот что писали о ней «Тверские епархиальные ведомости» в 1901 году:
«Из 5 часовен, существующих в пог[осте] Удомельском, особенно замечательна Пятницкая — на месте бывшего женского монастыря; в настоящее время эта часовня благолепно украшается местным прихожанином Апраксиным. В Пятницкую часовню ежегодно совершается в пятницу пред праздником св. прор. Илии крестный ход из Богословской церкви при многочисленном стечении богомольцев».
В 1870 году с левой стороны новой каменной Иоанно-Богословской церкви в Троице в память о Пятницком монастыре прихожане устроили придел во имя Святой Мученицы Параскевы Пятницы. В эту же церковь из бывшего женского монастыря была перенесена старинная икона Святой Мученицы Параскевы в серебряной ризе, которая пользовалась большим уважением прихожан. (4)

А что же теперь? Если не вспоминать, не рассказывать, то можно всё забыть – как будто и не жили сотни лет поколения наших предков на этой земле… Вот и с этим монастырем: после революции 1917 г., когда разрушали церкви и устраивали гонения на священников, мало что осталось в памяти людской. Даже место расположения Пятницкого женского монастыря вызывает споры и сомнения.
И мне хочется внести ясность и в этот вопрос, потому что для моего отца, Петрова Бориса Ивановича, уроженца деревни Вакарино, сомнений нет и не было: этот монастырь находился на берегу озера Песьво влево от моста через протоку, если смотреть от Троицы. Так рассказывал ему его отец и его бабушка.
Берег озера Песьво, где раньше
находился монастырь Параскевы Пятницы
Можно ли найти этому документальные подтверждения? Попробуем. Вот что написано в «Тверских епархиальных ведомостях» №17 за 1901г.:
«На месте нынешней церкви (в Троице) в старину существовал мужской Троицкий Удомельско-Богословский монастырь, а на противоположной стороне озера Песьва, в 120 саж. от церкви, был Рождественский Пятницкий женский монастырь…»
120 саженей – это 256,032 м. Попробуем с помощью одноверстовой карты Менде 1850х  гг. посмотреть, где это могло быть.


Как видите, расстояние от церкви Иоанна-Богослова в Троице до берега оз. Песьво, находящегося слева от моста через протоку, как раз составляет около 120 саженей. Что подтверждает версию моего отца (хотя для него это не является версией).

А вот еще одно свидетельство. Андрей Львов, проживавший каждое лето в деревне Слободка, вспоминает 1970е годы:
«На левой стороне за протокой, мне кажется, было кладбище, хотя никто этого не подтверждает. Мимо проедешь и не поймешь ничего - поляна как поляна. А вот вечером, когда роса и солнце стоит над Бережком, можно было заметить по траве стершиеся ряды холмиков правильной формы. И сама трава так прямоугольниками. Если это кладбище, то почему оно тут? Я еще тогда, когда был в деревне, спрашивал. Но никто этого не знает. А когда начали строить новый мост - бульдозер снял грунт в сторону церкви, и я там увидел скелет. Бульдозер его разрезал по грудной клетке. Сейчас это место под дорогой…»
Берег оз. Песьво, где стоял монастырь
Действительно, там, где был монастырь, была церковь и при ней кладбище – вот эти холмики и видел Андрей когда-то, а бульдозер разрыл часть кладбища при строительстве моста…

Теперь весь этот берег изменился. Вот фрагмент современной карты, где я так же отмерила 120 саженей от церкви в Троице.

Как видите, с приходом на Удомлю цивилизации в виде КАЭС, берег изменился до неузнаваемости, и скорее всего, бывший монастырь и его кладбище ныне покоятся под водой… Тишина и вечный покой…

Фото 2015 г.


Ссылки в тексте:

1. Ступкин Е. Встал монастырёк ново… / Е.Ступкин. – Вышний Волочёк: Ванчакова линия, 2009. – 216 с.
2. Новгородские писцовые книги, изданные Императорской археографической комиссией. Т.6 Книги Бежецкой пятины, 1910. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003830987#?page=1
3. Неволин К. О пятинах и погостах Новгородских в XVI веке, 1853. URL: http://www.reglib.natm.ru/book/book_10/page.htm?num=0566
4. Тверские епархиальные ведомости №17, 1901. URL: http://xn--90ax2c.xn--p1ai/catalog/000200_000018_rc_ap000047887/viewer
5. Исповедные ведомости Новгородской епархии Бежецкой пятины Тверской половины Николаевского Удомельского погоста Пятницкого девичья монастыря церкви Великомученицы Христовы Параскевы за 1737-1774 гг.
6. Исповедные ведомости Новгородской епархии Бежецкой пятины Тверской половины Удомельского Богословского монастыря церкви Иоанна Богослова за 1740 г.

18 апреля 2018 г.

Помещики - обзор


Этот блог я посвятила озеру Удомля и исчезнувшей с его берегов деревне Вакарино. Теперь я понимаю, почему так сильна моя привязанность к этим краям: изучая по архивным документам свою генеалогию, я обнаружила, что сотни лет мои предки из поколения в поколение жили на берегу озера Удомля – сначала в деревне Ряд, а потом и в Вакарино.
Наверное, не только из-за детских воспоминаний, но и из-за этой генетической памяти я снова и снова возвращаюсь на берега озера Удомля, в далекое прошлое, которое мне кажется столь интересным.

Сегодня мне хочется рассказать о тех, от кого напрямую зависела жизнь моих предков, крепостных крестьян – о помещиках.
Поместье с деревней Ряд, где изначально жили мои предки, по самым ранним имеющимся у меня сведениям, принадлежало вдове княгине Авдотье Ивановне Путятиной. В 1692 году это поместье перешло к ее второму мужу – Ивану Юрьевичу Татищеву. После его смерти вотчиной владели поочередно его сын и внуки, последней из которых была незамужняя Анна Васильевна Татищева. (об этом я рассказала здесь).
Отмечу, что к 1737 году в составе участка (дачи) №1229 по Генеральному плану межевания кроме деревни Ряд появляется и деревня Вакарино.
Из Генерального плана межевания 1780-90 гг.
Вероятно, Анна Васильевна Татищева была недостаточно рачительной хозяйкой, поскольку она, начиная с 1771 года, постепенно распродавала свои поместья на Удомле. Таким образом постепенно к 1781 году одновременно с ней владельцами по нескольку дворов в Ряду и Вакарино стали М.Р. Крюков, А.И. Левашов и М.Д. Чихачёв.
Что мы знаем об этих людях?

Герб Крюковых
Михаил Родионович Крюков – представитель русского дворянского рода, происходящего от Салхомира-мурзы, выехавшего из Большой Орды к великому князю рязанскому Олегу Ивановичу в 1371 г. и принявшего крещение. Праправнук его Тимофей, прозванный Крюк, стал родоначальником Крюковых. Крюковы были служилыми людьми в звании воевод, стольников, стряпчих, дьяков, царских конюхов. В XVI и XVII вв. шестнадцать Крюковых были убиты в сражениях, пятеро умерли в плену, трое были воеводами (из Википедии).
Сам Михаил Родионович дослужился до звания полковника и умер предположительно в 1787 году. Владел в 1771 году 9 дворами в Ряду, а в 1773 году еще и 3 дворами в Вакарино. Его владения унаследовала Евгения Михайловна Крюкова.

Герб Левашовых
Александр Иванович Левашов (Левашев) (1739-1811) – генерал-поручик, кавалер ордена Святого Георгия IV класса. С 22.09.1775 – бригадир, с 1778 г. – генерал-майор, а с 1786 г. – генерал-поручик. На службе с 1751 года по 1793 год.
Левашов – представитель дворянского рода, происходящего от Христофора Карла Дола, выехавшего «из немец» во Псков, принявшего крещение с именем Василия и переселившегося в Тверь к великому князю Александру Михайловичу, у которого он был боярином. Праправнук этого Василия, Александр Викулич по прозванию Леваш, тверской боярин, стал родоначальником Левашовых (из Википедии).
А.И. Левашов в 1774 году владел 23 дворами в д.Ряд и 4 дворами в д.Вакарино.

Герб Чихачёвых
Матвей Данилович Чихачёв в 1765-68 гг. служил в Коллегии экономии, а в 1769-71 гг. – в Санкт-Петербургской магистратской конторе. В 1783 году он – Коллежский советник и новоржевский предводитель дворянства, в 1784-96 гг.  – статский советник и Псковский губернский предводитель дворянства. В 1789 году М.Д. Чихачёв предъявил Псковскому дворянскому депутатскому собранию «подлинную грамоту своего деда Анкидина Сергеевича 1688 г.» и вместе с сыновьями Николаем и Дмитрием был «признан в древнем дворянстве и внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Псковского наместничества»(1).  
М.Д. Чихачёв имел небольшие владения в Ряду и Вакарино с 1782 года.

Итак, к 1788 году деревни Ряд и Вакарино принадлежали одновременно четырем помещикам: А.В. Татищевой, М.Р. Крюкову, А.И. Левашову и М.Д. Чихачёву. И уже в 1788 году Анна Татищева вынуждена расстаться с остатками своих владений. 23 мая 1788 года в Тверском земском суде состоялся аукционный торг, в результате которого крестьяне, записанные ранее за Анной Татищевой, достались прапорщику Абраму Васильевичу Зубцову. И еще 47 душ по закладной получила от Анны Татищевой вдова княгиня Степанида Мещерская.
В дальнейшем, к 1792 году княгиня Мещерская увеличила свои владения, приобретя по купчим крепостям части генерал-майора Александра Ивановича и сына его Ивана Левашовых, помещика М.Д. Чихачёва и коллежской асессорши Евгении Михайловны Крюковой.
Таким образом, на 1792 год деревни Ряд и Вакарино принадлежали только двум владельцам: А.В. Зубцову и С.Ф. Мещерской.

Земли на Удомле и крестьяне, которые приобрел в 1788 году прапорщик Абрам Васильевич Зубцов, в 1798 году перешли по наследству его сыну, Петру Абрамовичу Зубцову (позднее фамилия стала звучать – Зубковы). Петр Абрамович 17-ти лет поступил в военную службу, находился адъютантом в штабе генерал-поручика А.Ф.Уварова, в 1790 году вышел в отставку секунд-майором. В 1794 году он владел в Ряду 50 дворами, в Вакарино – 24.
После его смерти в 1804 году эти его владения унаследовал его средний сын, Абрам Петрович Зубков. Абрам Петрович до 1816 года был военным – Борисоглебского драгунского полка прапорщик и кавалер, а затем служил по выборам дворянства депутатом Дмитровского уезда.
Более известен младший брат Абрама Петровича, Василий Петрович Зубков (1799-1862) – друг А. С. Пушкина и И. И. Пущина, масон, близкий к декабристам. 9 января 1825 года он был арестован в Москве по подозрению в причастности к восстанию декабристов, доставлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. 20.01.1826 г. по высочайшему повелению освобожден с оправдательным аттестатом (2).

Герб Мещерских
Стефанида Федоровна Мещерская (урожденная Лопухина), княгиня – жена действительного статского советника Алексея Васильевича Мещерского (1720-1782). Она объединила в себе два известных княжеских рода – Лопухиных и Мещерских.
С.Ф. Мещерская умерла в 1799 году, после чего владельцем ее части удомельского поместья стал генерал-майор Степан Сергеевич Ланской, а после его смерти в 1813 году – его жена Мария Васильевна Ланская.
Возникает вопрос: почему именно Ланские получили имение Мещерской после ее смерти? Проведя небольшое исследование, я выяснила следующее. Родной сестрой Стефаниды Федоровны Мещерской была Прасковья Федоровна Шатилова (урожденная Лопухина). А жена С.С. Ланского Мария Васильевна – по отцу была Шатиловой, из чего можно предположить, что она являлась племянницей С.Ф. Мещерской. Значит, семья Ланских могла получить удомельские владения тётки по наследству. Надеюсь в дальнейшем найти документальные подтверждения этой версии.


Герб Ланских

Степан Сергеевич Ланской (1760-1813) – из дворян Новгородской губернии, вступил в службу в 1773 г., генерал-майор (с 1798), тайный советник (с 1800), вице-президент Придворной конторы в Санкт-Петербурге (1801-1813), гофмаршал Его Императорского Величества (1801-1813), кавалер Ордена Св.Анны 2 ст., Св.Иоанна Иерусалимского (Из Википедии).







Портрет М.Ланской
Неизв. художник, 1800 г.


Мария Васильевна Ланская (1767-1842), жена С.С. Ланского – фрейлина императрицы Марии Фёдоровны, владела поместьем на Удомле с 1813 по 1833 год, после чего оно перешло к ее дочери, Ольге Степановне Одоевской (Ланской).









П. Ф. Соколов
Портрет О. С. Одоевской,
акварель 1826
Ольга Степановна Одоевская (Ланская) была замужем за другом А.С. Пушкина Владимиром Федоровичем Одоевским.
В.Ф. Одоевский (1803-1869) – последний из князей Одоевских, сенатор (с 1861), писатель, художественный критик, общественный деятель, член-учредитель Общества древнерусского искусства, заведующий Румянцевским музеем, меломан и собиратель. Пушкин был хорошо знаком с этой семьей, поскольку часто бывал в доме князя Одоевского в Санкт-Петербурге. 

Ольга Степановна Одоевская получила по наследству владения Ланских в Ряду и Вакарино в 1834 году. А в 1841 году она приобрела и присоединила к своим владения, принадлежавшие Абраму Зубкову, и с этого времени стала их единственной владелицей вплоть до июня 1847 г., когда это поместье перешло штаб-ротмистру Павлу Ивановичу Сназину.
К сожалению, не знаю обстоятельств и причин этого события – это еще предстоит выяснить. Ольга Степановна скончалась намного позже – в 1873 году.
Таким образом, последним владельцем деревень Ряда и Вакарино, где проживали многие поколения моих предков, был Павел Иванович Сназин. О помещиках Сназиных можно прочитать в книге Н.А.Архангельского «История Удомельского района с 1900 по 1917 год» изд.1995 г., стр. 121 (3).
Поместье Ряд на карте Менде, 1850е гг.
Как удивительно было узнать, что представители таких известных, именитых и состоятельных фамилий были владельцами этого затерянного в Тверской глуши кусочка земли!
Для наглядной иллюстрации всего вышесказанного я сделала табличку, где показала, когда и кто владел деревнями Ряд и Вакарино – частично или полностью.



Ссылки и источники:

1. Чихачёвы // ЦБС города Пскова. URLhttp://bibliopskov.ru/chihachevs.htm
2. Модзалевский Б. Василий Петрович Зубков и его Записки: Вступительная статья. – 1906 // ФЭБ «Русская литература и фольклор». URL: http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/ps4/ps420902.htm
3. Архангельский Н.А. История Удомельского района с 1900 по 1917 год. – 1995. URL: https://drive.google.com/file/d/0B8BpHNW5anaVT0hLQ1hGY2FxY28/view
4.  Исповедные ведомости Тверской епархии Вышневолоцкого уезда Николаевского Удомельского погоста за 1773-1860 годы и Бежецкой пятины Удомельского погоста церкви Николая Чудотворца за 1737-1770 годы.
6. Ревизские сказки Вышневолоцкого уезда о крестьянах деревень Ряда и Вакарино 1795-1850 гг.

29 ноября 2017 г.

"Битва на Удомле"

«Битва на Удомле». Наверняка многих удомельцев так же, как и меня, заинтересует эта фраза. Если в ХХ веке войны и битвы обошли Удомлю стороной, то что же это означает?
А означает это, что в далёком от нас XVII веке на берегах озера Удомля кипела жизнь, и ни одно событие из истории России не проходило мимо него. Конечно, ни посёлка, ни, тем более, города тогда не было, но была большая волость с названием Удомля, где стояли монастыри, деревни, где жили люди…

События Смутного времени 1598-1613 года для меня лично, несмотря на то, что это изучалось в школе, всегда оставались именно «смутными». Вспоминаются многочисленные Лжедимитрии, поляки, захватившие Москву, Иван Сусанин, ополчение Минина и Пожарского, направившееся на освобождение Москвы из Ярославля, и, наконец, воцарение Михаила Фёдоровича Романова. И всё это на протяжении нескольких лет сопровождалось бесконечными войнами и разорениями русских земель, где хозяйничали шведы, поляки и ватаги казаков. То же было и с Удомлей.

В 1611 году Великий Новгород был занят шведским войском во главе с полковником Якобом Делагарди, поэтому новгородские земли, куда входила тогда и волость Удомля, оказались под властью шведов.

В конце зимы 1613 года отряд казаков, численностью не менее 170 человек, направился на север в новгородские земли. Возглавил этот поход «на немцев» боярский сын Леонтий Степанович Плещеев.
Вот что рассказывается об этом событии в книгах (см. ссылки ниже):

«Дворянин начал борьбу за освобождение родной земли (включающей и малую родину – поместье) и вступил в военный конфликт со шведскими отрядами. Он решил отнять у Делагарди соприкасавшуюся с его «приставством» волость в Бежецкой пятине с центром в погосте Удомля. Свой отряд мятежных казаков он повел на занятый шведами погост. Следует отметить, что Леонтий Плещеев действовал, не получив санкции ни верховного правительства Москвы, ни местных воевод и не соотнеся свои выступления с военными планами находившейся здесь правительственной армии»(1).
«Волость Удомля включала в себя несколько погостов (приходов, объединявших окрестные деревни), а также два небольших монастыря. Скорее всего, казаки укрепились на месте одного из них, омываемом с трех сторон водами озёр Удомля и Песьво…
…Должно быть, шведы не ожидали нападения: по словам Плещеева, новоторжцы давно уже «с немцами ссылались и всякими товары торговали без ведома бояр». Изгнав их из Удомли, казаки, по обычаю Подмосковных ополчений, соорудили полевое укрепление из вала и частокола («острожек») и принялись за «сбор кормов» и прочие привычные реквизиции «в пользу ратных людей».(2).

Здесь, видимо, речь идёт об Удомельском Троицком Иоанно-Богословском монастыре, на месте которого между двух озёр ныне стоит церковь Иоанна Богослова.

Вскоре «острожек» Леонтия Плещеева на Удомле подвергся атаке шведских войск. «В марте 1613 г. полковник Стрюйк во главе своего прежнего отряда отправился из Новгорода в поход «за Онег», но вынужден был повернуть к Удомле. Роты Стрюйка и Делагарди насчитывали 450 всадников — втрое больше, чем у Плещеева, — так что в ходе жестоких приступов казаки едва «отсиделись» в своем острожке от шведов»(2).
С приближением правительственных войск князя  С. Прозоровского шведы отошли на свои позиции на Усть-реке, оставив в волости Удомля небольшой отряд для наблюдения за казаками. «Итак, весьма похоже, что планы Делагарди по продвижению на восток были сорваны неожиданным для всех появлением этой самовольной казачьей ватаги, привлекшей к себе направленный было «за Онег» отряд»(2)
Таким образом, самовольный поход отряда казаков во главе с Леонтием Плещеевым завершился полной победой. В дальнейшем с подходом царского войска казаки вошли в состав армии С.Прозоровского и Л. Вельяминова, принеся присягу царю Михаилу Фёдоровичу.

Вот так волость Удомля была освобождена от иноземных захватчиков.
Таким образом, отмечая в ноябре День народного единства и вспоминая события 1612 года, представьте себе эту битву на Удомле, когда небольшой отряд русских казаков в «…новгородском уезде в Бежетцкой пятине в Удомльском острожке бился с немецкими людьми» (1)

В заключение хочу поблагодарить авторов книг, благодаря которым открываются всё новые неизвестные страницы истории родного края.

Источники:
1. Опарина Т.А. Иноземцы в России XVI-XVII вв. URL: http://moscowstate.ru/wp-content/uploads/2017/10/Oparina-T.A.-Inozemtsy-v-Rossii-XVI-XVII-vv.-2007.pdf
2. Курбатов О.А. Тихвинское осадное сидение 1613 г. URL: http://bwbooks.net/books/history/kurbatov-oa/2006/files/tihvinskoeosadnoyesideniye2006.pdf



7 октября 2017 г.

Гардемарин и Удомля

Наверное, я не ошибусь, если скажу, что всем известно, кто такие гардемарины: многие знают фильм «Гардемарины, вперёд!». При всей надуманности сюжета правдивым является то, что в России действительно с 1715 года существовала  Морская академия, а в ней с 1718 года – гардемаринская рота, куда зачислялись лучшие воспитанники на последних годах обучения. Пётр I уделял большое внимание подготовке будущих морских офицеров: они изучали навигацию, артиллерию, фортификацию, географию, математику, рисование, «воинское обучение мушкетами и на рапирах».


«Для практики гардемарины направлялись на Балтийский флот и за границу; служба была матросская и без всяких поблажек, хотя по своему происхождению большинство из них принадлежало к дворянству. На судах гардемарины числились на положении "нижних чинов", носили форму Преображенского полка и согласно морскому уставу были "в бою, как солдаты, в ходу, как матросы"» (1) 

Одним из первых гардемаринов был дворянин Василий Иванович Татищев (1698-1747). В 1716 году он поступил на службу и был послан для науки в море. В 1716-1719 гг. он служил в Балтийском море, затем с двадцатью товарищами через Голландию отправлен в Венецию, служил с ними на венецианских галерах в Корфу, учился в морском корпусе в Кадиксе и через Гибралтарский пролив, Голландию и Пруссию вернулся в Кронштадт. В 1720 году был произведен в унтер-лейтенанты, в 1726 – в лейтенанты. Морскую службу В.И.Татищев завершил в 1741 году в звании капитана и был назначен советником в Юстиц-коллегию (2).

Интересная, насыщенная впечатлениями и событиями жизнь!
И каково же было моё удивление, когда оказалось, что этот бравый гардемарин имеет непосредственное отношение к моему родному Удомельскому краю и к деревне Вакарино, что стояла когда-то на берегу озера Удомля!
Но наберитесь терпения, об этом – далее…

В 1730 году умирает отец Василия Татищева – Иван Юрьевич Татищев (1652-1730), и сын наследует все имения отца.
А надо сказать, что Иван Юрьевич Татищев – личность очень интересная. Начав службу в 1668 году, он участвовал в различных военных походах, а с 1698 года начал осваивать корабельное дело – был отправлен в Нарву, Ревель, Ниеншанц для найма мастеров на Азовские верфи.
В 1702 году И.Ю. Татищев был назначен начальником верфи на реке Сясь.
«22 января (2 февраля) 1702 года Пётр I дал указ стольнику Ивану Юрьевичу Татищеву: "В оборону и на отпор против неприятельских свейских войск на Ладожском озере сделать военных 6 кораблей по 18 пушек". По сути это был указ о создании первых судостроительных верфей для постройки кораблей будущего Балтийского флота: Сясьской и Олонецкой… Весной 1702 года стольник И. Ю. Татищев провёл необходимые исследования, выполнил промер глубин самых мелких мест на реках Сясь и Паша, а также разведал у местных жителей о поведении рек в половодье и межень, описал устья рек, впадающих в Ладожское озеро, определил безопасные для судового хода фарватеры. Также он осмотрел близлежащие леса и наметил места вырубки, выбрал наиболее подходящее для строительства Сясьской судоверфи место»(3).
В сентябре того же года два первых фрегата были спущены на воду.

В 1703 г. И.Ю. Татищев был назначен воеводою в Новгороде со званием коменданта новгородской приказной палаты. В этой должности он заведовал судостроением  на p. Луге, производил измерение рек, впадающих в Ладожское озеро, и фарватера самого Ладожского озера, исследовал берега Невы и описал примыкающие к ним леса. 29 августа 1708 г. участвовал в отражении шведов от Петербурга.
В 1721 году И.Ю. Татищев по старости был уволен от должности новгородского коменданта. Последние годы он прожил в Новгороде, где и скончался в 1730 г.
Бальтазар Траверс   Великий Новгород в 1780-е
Иван Юрьевич за годы своей службы выслужил многочисленные поместья, некоторые из которых впоследствии были даны ему в вотчину.
Небольшая справка:
Вотчина – это наследственное земельное владение, состоящее из земельной собственности (земли, построек и инвентаря) и прав на холопов. Вотчины наследовались боярами и князьями и могли быть ими проданы, заложены или подарены.

Поместье – разновидность земельного владения, предоставлявшегося дворянам или боярским детям за воинскую и государственную службу в России в конце XV – начале XVIII веков. Оно не являлось личной собственностью, поэтому распоряжаться им они не имели права. При этом, как и владельцы вотчин, помещики имели право на крестьян, относящихся к этим землям, и взимали с них подати. С конца XVI века был введен закон, по которому поместье могло быть унаследовано, однако новый владелец должен был также служить государству, как и прежний. По Указу о единонаследии (1714) поместье слилось с вотчиной в единый вид земельной собственности — имение (из Википедии).

Из книги "Род Татищевых"
Среди многочисленных поместий И.Ю. Татищева было и то, которое досталось ему в 1692 году от его второй жены, княгини Авдотьи Ивановны Путятиной, а именно: Бежецкой пятины, Никольско-Удомельского погоста деревня Рядки (ныне Ряд), остров Двинов на озере Удомле, пустоши Зарьково, Порожилово. В 1708 году за его Крымские походы 1686-1687 гг., за шведские службы и за службы у «корабельного, шлюповаго, бригантинного и струговаго дела» большая часть поместий Татищева была переведена из поместий в вотчину, в том числе и владения в Никольско-Удомельском погосте.
Став вотчинными, все владения Ивана Юрьевича Татищева перешли по наследству его сыну, бывшему гардемарину Василию Ивановичу Татищеву, который стал владельцем большого надела земли и деревень на берегу озера Удомля.
И хотя в перечне удомельских поместий выше не упоминается деревня Вакарино, однако, в исповедных ведомостях 1737 года эта деревня, так же, как и Ряд, указана владением Василия Татищева, входящим в его вотчину.
Из Плана генерального межевания 1780-90х гг.
В дальнейшем, после смерти Василия Ивановича Татищева в 1747 году, как указывают архивные источники, Ряд и Вакарино принадлежали детям Василия Татищева вплоть до начала 1790х гг, а именно: Василию Васильевичу Татищеву, Петру Васильевичу Татищеву, Сергею Васильевичу Татищеву.
Сведения о них из книги С.Татищева «Род Татищевых 1400-1900»




Последней владелицей этой вотчины из рода Татищевых была незамужняя дочь Василия Татищева, Анна. Деревни Ряд и Вакарино принадлежали ей до 1788 года.

Конечно, для моих предков – крестьян, живших в этих деревнях, было не столь важно, где служили и чем занимались их господа: нужно было трудиться, чтобы платить подати помещику, кем бы он ни был. Но сейчас, спустя сотни лет, для меня оказалось очень интересным и познавательным узнать о семье Татищевых – дворянах, служивших Отечеству и оставивших след в истории нашей страны.

Ссылки в тексте: 
1.      Русский военный мундир. Гардемарин // Свиток, 2015. URL: http://www.ivki.ru/svitok/rdivm/gardemarin.htm
2.      Татищев С. Род Татищевых 1400-1900 / С.Татищев. – СПб: Типография А.С. Суворина, 1900. – 400 с.

3.      Панова О. «…В оборону и отпор неприятелю» // Волховские Огни, 2017. URL: http://syasnews.ru/vsyakoe/v-oboronu-i-na-otpor-nepriyatelyu

2 сентября 2017 г.

Озеро Удомля. Мыс Дедов

Мыс Дедов… Такое загадочное название носит один из многочисленных мысов озера Удомля. Произнесите его – и невольно вспомните и о своих родных стариках, и о сказочных мудрых старцах с длинными бородами, и о былинниках с гуслями, что рассказывают-поют свои были-небылицы… Несомненно, это название скрывает какую-то тайну!
Мыс Дедов на карте 1989 года
А расположен этот мыс недалеко от села Стан, древнего и богатого своей историей. Достаточно сказать, что еще в Писцовой книге Бежецкой пятины 1551 года об этом месте говорится: «В Никольском погосте в Удомельском на погосте церковь Никола Чудотворец…» («Новгородские писцовые книги, том шестой», 1910 г.). Село Стан долгое время было центром большой волости Удомля.
В XVIII веке на погосте стояли уже две деревянные церкви: церковь Николая Чудотворца, построенная в 1720 году, и церковь Рождества Христова – в 1730 году. Место, где располагалась церковь Николая Чудотворца, можно указать более-менее точно, потому что в 1872 году на ее месте построили новую, каменную церковь Богоявления Господня. Остатки фундамента этой церкви, разрушенной в 1937 году, можно найти и сейчас, так же, как и остатки кладбища в роще неподалеку.
Остатки фундамента Богоявленской церкви
и сохранившийся на кладбище крест. Фото 2014 г.
Указание места расположения Богоявленской церкви на спутниковой карте
А место, где еще в начале ХХ века стояла церковь Рождества Христова, оставалось неизвестным.
Однако на карте Менде 1850 года, обе церкви в селе Стан обозначены крестиками.
Фрагмент карты Менде 1850 г.
Мне показалось любопытным совместить этот фрагмент карты Менде с фрагментом современной спутниковой карты, чтобы уточнить места расположения обеих церквей.
Фрагмент спутниковой карты
И смотрите, что получилось:
Совмещение двух фрагментов
В результате наложения двух карт стало понятно, что «верхний» крестик располагается именно там, где сейчас находятся руины церкви Богоявления. Значит, там и стояла древняя церковь Николая Чудотворца.
А вот вторая – Христорождественская церковь, получается, что находилась прямо на мысе Дедов!
Какое замечательное открытие! Представьте себе, что на самом берегу озера, на возвышении стоит древняя деревянная церковь, рядом – маленькое кладбище, небольшая рощица. Ну, совсем, как на картине В.К. Бялыницкого-Бируля «Церковь на берегу озера Удомля»!
В.К.Бялыницкий-Бируля "Церковь на берегу озера Удомля"
Так ведь это и есть то самое место и та самая церковь! До сих пор на мысе Дедов осталось небольшое возвышение, груда камней и рощица – следы бывшей там когда-то церкви!
Мыс Дедов. Фото 2015 г.
А ведь о стоящей на самом берегу озера Удомля деревянной церкви еще в 1970-71 гг. писал в своих воспоминаниях А.А. Моравов: «В то время, когда И.И. Левитан жил на Удомле, на возвышенности, находящейся на берегу Удомельского озера, между деревней Акулово и Троицей, против Лубенькино, стояла старая деревянная церковь и при ней было заросшее березами кладбище... Во время жизни И.И. Левитана на Удомле это была единственная деревянная церковь на удомельском берегу»(1).
Фотографическое изображение Христорождественской церкви.
Фото 1902 года
Подтверждением этой версии о том, что Христорождественская церковь стояла на мысе Дедов могут служить и воспоминания Алексея Ильича Збарского: «К северу от мыса Дедов (макс. в 100 метрах) на берегу озера стоит маленькая округлой формы рощица, вокруг нее чистое пространство. Как-то в начале 1980-х годов я там случайно оказался и увидел, что внутри находилось заброшенное кладбище с лежащими старинными надгробиями, на которых уже с большим трудом читались надписи. На одном камне удалось прочитать время захоронения – вторая половина 19 века. Надгробий было несколько, разного размера и формы» (из частной переписки, 2015 г.).
И хотя в настоящее время этих камней не сохранилось, но когда-то они были на том месте!
Возвышенность на мысе Дедов. Фото 2015 г.
И.Левитан "Над вечным покоем"
Вид старинной деревянной церкви на фоне величавых просторов озера не мог не вдохновлять художников. Почему бы не предположить, что эта древняя церквушка и кладбище могли подсказать И.Левитану идею о написании картины «Над вечным покоем»? Да, на этой картине изображена другая церковь и ракурс другой, но ведь идея могла возникнуть и здесь, на мысе Дедов!

Изображение Христорождественской церкви сохранилось на картинах художников: В.К. Бялыницкого-Бируля и Н.Аксакова. Но поскольку ранее было не известно, где располагалась эта церковь, то невозможно было «привязать» картины к местности. Теперь же, если предположить, что эта церковь действительно стояла на мысе Дедов, картины приобретают другое звучание и несут больше информации.
Приняв за основу мою версию, Алексей Крючков на краеведческом форуме Путника подробно проанализировал картины В.К. Бялыницкого-Бируля «Церковь на берегу озера Удомля. 1905 г.» и «В конце зимы. 1907 г.», а так же картину Н.Аксакова «Николо-Стан. 1908». Он попытался выяснить, с каких ракурсов изображена Христорождественская церковь на этих картинах.
Приведу в сокращении цитату с форума:

"Теперь, после уточнения Татьяны, сопоставившей карту Менде с местностью, и высказавшей мысль о том, что Христорождественская церковь располагалась на мысе Дедов, кажется, всё встаёт на свои места, и объясняются следующие загадки:

1) Что Бялыницкий-Бируля не ошибся в названии своей картины ("Церковь на берегу озера Удомля"), и подписал её правильно: на картине у него расположен деревянный Христорождественский храм на Никольском погосте, который располагался на мысе Дедов. Вид у него дан с запада, поэтому на противоположном берегу озера, за церковью, виден Рядский берег озера Удомля.



 ...4) Картина Аксакова ("Николо-Стан") изображает эту церковь, видимо, с востока (если трактовать окно внизу, как алтарное, судя по симметрии храма, в сопоставлении с фото - это явно не боковой вид, а именно вид со стороны алтаря), тогда берег на переднем плане - это восточный берег мыса Дедов, а дорога - это зимник к Ряду и Вакарину, где жили прихожане этого храма.
(Кстати, на фото окна на втором ярусе сбоку действительно нет, что подтверждает версию о том, что у Аксакова вид храма написан с востока!)


5) Картина Б.Бируля "В конце зимы" очень похожа по ракурсу на картину Аксакова, но сложнее к толкованию. Точка зрения у него явно взята чуть правее, чем у Аксакова (судя по расположению банек и дороги). Но смущает то, что окно на втором ярусе храма уже не прорисовано, а главное, то, что мы видим словно бы ассимметрию первого этажа – создаётся впечатление алтарной пристройки слева, а значит, это должен был бы быть вид с севера, а с севера там поле, и понижение хоть и есть, но не такое большое, как к озеру! Но я думаю, что впечатление алтарной пристройки создаётся из-за того, что у Бируля правый угол первого этажа церкви закрыт банькой. И слева выступает не алтарь церкви, а всего лишь расширение первого этажа храма с правого бока. А значит, это вид тоже с востока, только чуточку с северо-востока.
Примерно так:
Реконструкция ракурсов видов на храм
в картинах художников и на фото 1902 г.
Итак, загадочный мыс Дедов приоткрывает свои тайны: под слоем забвения скрыты на нем следы старинной церкви и кладбища…

Две церкви, два кладбища рядом – чудесное, намоленное место на одном из берегов волшебного Молебного озера Удомля!


Ссылки в тексте:
1) А.А. Моравов «Озеро Удомля» // Краеведческий альманах «Удомельская старина», №28, 2002. URL: http://starina.tverlib.ru/us-0081.htm