Посвящается Удомле и Вакарино

Посвящается Удомле и Вакарино

11 декабря 2019 г.

Как мужики барина высекли и что ему потом за это было


      Архивное Дело, хранящееся в Российском Государственном историческом архиве, называлось «О высечении помещика Сназина крепостными его людьми»,  1838 год, и оно сразу привлекло мое внимание: сам по себе факт исключительный – чтобы крепостные взяли да и высекли своего помещика. Кроме того, и помещик-то наш, вышневолоцкий!

      Сназины владели землями в Вышневолоцком уезде с давних пор (подробнее об этом см. 1), а Павел Сназин-Тормасов в XIX веке был владельцем таких удомельских деревень, как Ряд, Вакарино, Зарьково, сам проживал в имении Ивановское-Овсеево. Однако в этой истории речь идет о другом Сназине, Василии Владимировиче.

      Итак, вот что записано по этому делу в «Выписке из ведомости о происшествиях по Тверской губернии за первую половину сентября 1838 года»:

«Буйство и неповиновение
 Пять человек крестьян и дворовых людей Вышневолоцкого помещика Василия Владимирова Сназина высекли своего господина прутьями. По произведенному следствию открылось, что Сназин наказал за леность одного из дворовых своих людей, послал его на полевую работу и когда придя сам на оную, нашел, что он не исполнил данных ему приказаний, лежал на земле, то схватил его за волосы. Бывшие в это время вместе с ним дворовые его люди и крестьяне (пять человек), заступаясь за своего товарища, повалили Сназина на землю и высекли. Сознавшись в своем преступлении, они показали, что к оному их побудило сколько желание заступиться за своего товарища, столько и чувство мести за оскорбление Сназиным их жен и дочерей, с которыми он имел непозволительные любовные связи. Виновные крестьяне и дворовые люди г-на Сназина преданы суду» (2).

      Вот такой особенный случай. Жестоких и любострастных помещиков было немало в крепостнической России, но чтобы крепостные крестьяне осмелились поднять руку на своего господина – такое бывало нечасто. И что должно последовать за этим? Господин пожаловался властям: бунт, неповиновение! Власти наказали виновных.

      Однако на этом история не закончилась. Ее продолжение вас удивит.
      В октябре того же года на имя Тверского губернатора поступил запрос из III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии за подписью генерал-адъютанта А.Х. Бенкендорфа с повелением доложить императору о всех подробностях этого случившегося летом происшествия.
      Надо сказать, что состоящий в то время в должности Тверского гражданского губернатора Я. Д. Болговской отнесся к этому поручению со всей ответственностью. В своем донесении императору он не только подробно изложил обстоятельства этого события, но и через своего чиновника провел расследование, составив полную характеристику помещику Сназину В.В.  

      Вот этот интересный документ ( с некоторыми сокращениями) - донесение Тверского губернатора императору Николаю I:


«В исполнение Высочайшего Вашего Императорского Величества повеления, объявленного мне Господином Генерал-Адъютантом Бенкендорфом, о донесении Вашему Величеству о всех подробностях происшествия о высечении прутьями (Тверской Губернии Вышневолоцкого уезда) помещика Сназина собственными его дворовыми людьми и крестьянами, - имею счастие всеподданнейше донести:
Вышневолоцкий помещик Сназин состоит в отставке в чине Гиттенфервалтера с 1812 года и с того времени владел совместно с матерью его имением, заключающимся в 30 душах; а в 1832 году, по кончине сей последней, сделался владельцем совместно с его сестрою. Показания о поведении и обращении г. Сназина с его людьми весьма разноречивы; ибо опрошенные производившими по настоящему происшествию исследование (временным отделением Вышневолоцкого Земского Суда и посланным от меня нарочно Чиновником) окольные крестьяне, показали: что они в имении г. Сназина ничего противного порядку никогда не замечали, что крестьяне всегда были в должном повиновении у своего помещика, а также и жалоб от них на сего последнего не слышали. Равномирно местный Дворянства Уездный предводитель г. полковник Летюхин отозвался, что он полагает г. помещика Сназина поведения добропорядочного как относительно личных его поступков, так и обращения  его с принадлежащими ему крепостными людьми. Напротив того, спрошенный следователями… бывший в 1836, 1837 и начале 1838 годах Вышневолоцким Дворянским Заседателем Земского Суда г. Постников, показал: что помещик Сназин, по жалобе коего производится ныне следствие, замечен им был неоднократно в жестоком обхождении со своими людьми и дурным их содержанием…
Обстоятельства же настоящего происшествия (как известно мне из подлинных бумаг произведенного исследования) заключаются в следующем:

25 августа г. Сназин, узнав, что один из его крестьян по имени Осип Алфимов не пришел на господскую работу по причине болезненного состояния, приказал сотскому привести его к себе и, признавая этот отзыв ложным, прибил Алфимова кулаками, потом, положив на землю и севши ему на голову, заставил сечь его розгами. После этого наказания крестьянин Алфимов был отправлен на работу, где занимались и прочие его товарищи копанием и возкою земли на плотину у мельницы, и вскоре за сим г. Сназин пошел и сам туда же, где найдя высеченного им крестьянина лежащим на земле, рассердился вновь и схватив за волосы, стал его таскать. Сначала находившиеся в том же месте на работе другие крестьяне и дворовые люди упрашивали г. Сназина пощадить Алфимова, говоря, что он лежал на земле не по лености, а по слабости здоровья, но видя его упорство, пришли в злобное исступление, и четверо из них решились отнять своего товарища из рук Господина, бросились на него и началась борьба; но наконец, придя в совершенное бешенство и имея превосходную силу, повалили его на землю и заворотив бывший на нем нанковый сертук, схватили лежавшие неподалеку прутья, коими дали ему каждый ударов по пяти.
Между тем, стоявший неподалеку староста зачал кричать, этот крик был услышан находившимся в близком расстоянии мельником, который немедленно подбежал к бунтующим крестьянам, укоряя в их преступлении; от чего они немедленно разбежались. Помещик же Сназин приподнялся в то же время с земли и пошел домой.

Из этого же следствия видно: что крестьяне во время буйного их поступка против своего помещика, укоряли его в дурном их содержании, в жестоком с ними обращении и в насильственном несколько лет тому назад растлении четырех девок. Опрошенные те девки утвердили сии показания; но г. Сназин в том не сознался и свое оправдание подтверждает тем, что он имеет уже преклонные лета (более 50 лет от роду) и что во время, к коему относится совершение тех преступлений, он будто бы не находился в своей деревне.
Впрочем я вынужден с моей стороны еще более утвердится в подозрении моем о дурной нравственности г. помещика Сназина полученным по окончании уже следствия Вышневолоцким Земским Судом от местного Сотского донесением, коим он доводит до сведения того Суда: что г. Сназин, по выезде из его поместья Чиновников, производивших следствие, высек весьма жестоко трех девок из числа тех, кои сделали на него показание...» (2).

В заключение своего донесения губернатор сообщает о мерах, принятых губернским и уездным начальствами по этому делу.
      Столь подробное описание и такая нелестная характеристика помещика Сназина возымели свое действие:

Ф. Крюгер Портрет императора Николая I

«Государь Император, получив всеподданнейшее донесение Состоящего в должности Тверского Гражданского Губернатора о жестоком обращении Вышневолоцкого помещика Сназина с своими крестьянами, которые в августе месяце высекли его розгами, Высочайше повелеть соизволил: «имение Сназина взять в опеку, а его отдать под суд за бесчеловечные поступки» (2).
      Таково было решение Николая I по этому делу. С удивлением можно сказать – справедливость восторжествовала!

      Ну, а далее бюрократическая машина завертелась:
      29 октября 1838 г. Министр внутренних дел Д.Н. Блудов уведомляет Тверского губернатора о Высочайшей воле отдать в опеку имение Сназина, а его самого отдать под суд:

«О таковой Высочайшей воле имею честь уведомить Ваше Превосходительство для немедленного исполнения, покорнейше прося безотлагательно уведомить меня о последующем» (2).

      В ответ 10 ноября 1838 г. Тверской губернатор докладывает:

«...Тверское Губернское Правление... предписало Вышневолоцким Дворянской Опеке и  Уездному Суду указание, чтобы первая без малейшего замедления сделала зависящее от нее распоряжения о взятии в ведомство свое на законном основании имения Вышеневолоцкого помещика Василья Сназина, а последний постановил о том Сназине, подвергшемся суду за бесчеловечные поступки со своими крестьянами, определение по законам, дав делу сему дальнейший ход по установленному порядку» (2).

      И вот, наконец, в апреле 1839 года имение отдано в опеку, о чем Тверской губернатор докладывает в Министерство внутренних дел:

«…по сделанному вновь Опекой распоряжению к имению г. Сназина определен другой опекун Подпоручик Алексей Алексеев Давыдов, коим оное и принято в управление 23 января и имеется со стороны его должное распоряжение. А Уездный Суд от 13 того же марта, что было о жестоком обращении Вышневолоцкого помещика Василья Володимирова Сназина с крестьянами своими и о прочем 3 декабря 1838 года решено и представлено на ревизию в Тверскую Уголовную Палату 2 января сего года предложение» (2).

      Конечно же, сам Сназин не сидел все это время, сложа руки. От него поступали жалобы в Министерство Внутренних дел «на неправильные действия Следователей об нем, на опекунов, действующих к расстройству его имения, - и на Тверское Губернское начальство в удержании и невыдаче ему следующих с имения его доходов и в разных притеснениях» (2). Жалобы рассматривались, но обратного хода это Дело, направление которому дал сам Государь Император, иметь уже не могло…

      Интересно, что во всех материалах дела ни разу не упоминается название имения Сназина. Мне пришлось выяснить этот вопрос самой. Для этого я заглянула в Ревизские сказки за 1834 год, где было записано, что помещику Сназину Василию Владимирову принадлежали в то время сельцо Любино и деревня Подсосенье. Это же подтверждает и запись в «Алфавите» к Генеральному плану межевания Вышневолоцкого уезда (3).

Карта Менде, 1850е гг.
      Таким образом, имение Сназина В.В. относилось к Костовскому приходу. Возможно, на погосте Троицкой церкви и упокоился в 1852 году Василий Владимирович Сназин. Дело «О высечении помещика Сназина крепостными его людьми» заканчивается двумя документами 1852 года.

      18 сентября 1852 года Тверской губернатор в донесении Министерству внутренних дел докладывает о смерти помещика Сназина В.В. и «просит разрешения об исключении имения его из ведения Опеки и об отдаче во владение наследнику, сыну покойного, писцу 1-го разряда Петру Васильеву Сназину» (2).

      На что 11 октября того же года получает положительный ответ:
«...я не нахожу с своей стороны препятствий освободить это имение от опеки и предоставить оное во владение законным наследникам Сназина.
      Товарищ Министра Внутренних Дел   Лекс» (2).

      Вот такая поучительная история произошла в наших Вышневолоцких краях в XIX веке. Вот таким справедливым императором оказался Николай I... Может быть, участь помещика Сназина стала назиданием для других невоздержанных в своем своеволии помещиков, а может быть, и нет. Но согласитесь, что история интересная…

Источники:
 1.    Архангельский Н.А. История Удомельского района с 1900 по 1917 год. – 1995. URL: https://drive.google.com/file/d/0B8BpHNW5anaVT0hLQ1hGY2FxY28/view
2.    РГИА, Ф. 1286, Оп. 7, 1838 г., Д. 32 «Дело по выписке из ведомостей о происшествиях по Тверской губернии, о высечении помещика Сназина крепостными его людьми»
3.    РГАДА, Ф.1354, Оп. 496, Ч.1 «Алфавит № 200» к Генеральному плану межевания Вышневолоцкого уезда. URL: http://of.putnik.ru/of/viewtopic.php?p=13490#p13490
4.    ГАТО, Ф. 312, Оп. 6, Д. 494 Ревизские сказки Вышневолоцкого уезда за 1834 г.

17 августа 2019 г.

Археологические памятники на озере Удомля


     Любой житель Удомли сегодня знает, что на берегах озер Удомля и Песьво люди поселились очень давно. А вот насколько давно? Археологи утверждают, что территория Удомельского Поозерья стала заселяться еще в VII тыс. до н.э.!
     Жизнь людей на Земле не проходит бесследно: бесчисленное множество вещей и предметов окружают нас постоянно. И они, эти предметы, зачастую живут дольше людей и могут многое рассказать будущим поколениям о нас. Главное, чтобы эти артефакты попали в руки знающих людей, специалистов – историков, археологов. И вот уже более века археологи ведут исследования и на территории Удомельского края, занимаясь раскопками древних поселений.
     В работе Н.А. Архангельского «История Удомельского района с древнейших времен до 1900 года»(2) в Части 1 опубликованы списки объектов из Реестра археологических памятников Удомельского района по состоянию на 1986 г. А сейчас таких объектов стало еще больше!
     Здесь я хочу рассказать о тех из них, что расположены на берегах озера Удомля, а источниками послужат книга И.В. Ислановой «Удомельское Поозерье в эпоху железа и раннего средневековья»(1) и статья Ю.В. Степановой и Е.Н. Жуковой «Исследования поселения Гарусово-II на оз. Удомля (Тверская область)»(3).

     Как показали исследования археологов, наибольшее количество древних поселений на озере Удомля было расположено на берегах р. Съежи и в районе истока Съежи из озера Удомля. В этих местах обнаружено сразу несколько археологических памятников.

Юрьевская Горка

     Так называемая «Юрьевская Горка» - это целый комплекс археологических памятников, охватывающих конец I тыс. до н.э. – VIII в. н.э.: городище, селище и могильник.
     Городище Юрьевская Горка находится в 1,3 км к северо-западу от д. Стан, на правом берегу р. Съежа, в 2 км от ее истока из оз. Удомля, и  датируется  концом I тыс. до н.э. - первой половиной I тыс. н.э. Это было поселение оборонительного характера, располагалось на вершине холма и имело искусственные укрепления (валы и рвы).
     Селище Юрьевская Горка находится с юга у подножия городища на самом берегу р. Съежа и занимает площадь более 5000 м2 на узкой полосе длиной 150 м вдоль берега реки. Ученые выявили остатки 31 постройки жилого, хозяйственного и производственного назначения. В основном это были наземные строения с двумя крупными подпольными ямами, над (или в) одной из которых было расположено отопительное сооружение.
     В западной части береговой площадки, частично под напластованиями селища, находится грунтовый могильник, где были найдены остатки 8 погребений. Захоронения проводились по обряду кремации.
     Поселение и могильник Юрьевская Горка относятся к древностям VI-VIII в н.э.
     И в городище, и в селище, и в могильнике было найдено множество предметов: это и фрагменты керамики, бусы, металлические украшения, ножи, топоры, крючки и др. Вот некоторые из таких находок (иллюстрации из книги И.В. Ислановой «Удомельское Поозерье в эпоху железа и раннего средневековья»):

 

 Троица-1

     Еще одно из самых древних и хорошо изученных археологами поселений – Троица-1 – находится в 0,5 км к северо-востоку от церкви Иоанна Богослова, что в Троице. Оно расположено на левом берегу протоки из оз. Песьво в оз. Удомля на мысу, образованном этой протокой и заливом оз. Удомля, из которого вытекает р. Съежа.
     Место это было заселено людьми на протяжении многих сотен лет: в разное время там были поселения эпох неолита и бронзы, середины I тыс. н.э., конца I - начала II тыс. н.э. и  в XIV-XVI вв. Селище Троица-1 является единственным объектом середины I тыс. н.э. на Волго-Балтийском водоразделе.
     В 120 м к северо-западу от поселения находится сопка, сооруженная в 70 м от оз. Удомля, высотой 2, 5 м и 18 м в поперечнике у основания.
     Исследования поселения Троица-1 осуществлялись археологами в течение многих лет (с 1974 по 2011 гг.). Здесь были найдены остатки древних построек и множество керамических, стеклянных, железных изделий, позволяющих ученым сделать выводы о жизни людей в этом регионе в различные периоды истории.
     На этой же территории в начале 2000х годов было открыто и уникальное языческое святилище, или капище, где люди в древности совершали свои религиозные ритуалы (об этом можно прочитать здесь).

Селище Стан-1

     Селище Стан-1 было центральным поселением в древнерусскую эпоху (середина Х в.). Оно находится в 0,6 км юго-восточнее через реку от д. Стан и в 1 км к  югу от пос. Лубеньковский. Расположено на подпрямоугольном мысу, образованном заливом оз. Удомля и истоком р. Съежа (мыс Дедов).
     Интересно, что при описании месторасположения этого селища в книге И.В. Ислановой упоминается часовня и кладбище, стоявшие в XIX в. на этом месте: «Селище занимает мысовую и восточную береговую часть. В возвышенной части мыса, сразу к западу, прослеживается всхолмление (остаток предполагаемой сопки), где в XIX в. стояла деревянная часовня, а вокруг было кладбище. Сохранилась надгробная плита конца XIX в. и валуны западной ограды. Судя по керамическому материалу, весь мыс и прилегающие к нему территории занимало поселение XIV-XVI вв.» (1, стр. 114).
Бялыницкий-Бируля В.К.  Церковь на берегу озера
     Это описание еще раз подтверждает высказанную на страницах этого блога версию о расположении на мысе Дедов деревянной Христорождественской церкви (названной в цитате часовней) и кладбища при ней. А утверждение археологов о существовании с XIV века поселений на мысе Дедов дает возможное объяснение появления этой старинной церкви именно здесь.

     Интересный памятник находится в Лубенькино.

Курганный могильник Лубенькино

     В д. Лубенькино сохранились остатки единственного курганного могильника в Удомельском Поозерье. Этот памятник представляет из себя три небольшие насыпи на берегу оз. Удомля высотой 0,5, 0, 8 и 1,2 м, шириной в поперечнике – два по 6 м и один 7 м.
     В одном из курганов был захоронен мужчина, в другом, судя по найденным в захоронении предметам – девочка. Мужское погребение датируется XI в., женское было совершено несколько позже.
     Южнее кургана, а частично прямо под ним, был обнаружен ритуальный комплекс в виде выкладки из камней. Предполагается, что он прекратил свое существование еще до сооружения кургана.
    
 Много находок было обнаружено и при раскопках древнего поселения у дачи «Чайка» - Гарусово-2.

Поселение Гарусово-2

     Поселение Гарусово-2 находится на северо-восточном оконечности озера Удомля в непосредственной близости от музея-усадьбы «Чайка» и д. Гарусово. Селище вытянуто вдоль берега оз. Удомля и тяготело к руслу пересохшего ручья, впадающего в оз. Удомля.
     На территории поселения было найдено множество предметов, относящихся к эпохе средневековья: фрагменты керамики, железные булавки, бронзовые подвески, перстни, стеклянные бусы и бисер, обломки железных ключей, глиняные пряслица и грузила, свистулька, железные ножи, крючки, долота, сверла, шилья, пряжка, ледоходный шип коня.
     Находки в более ранних слоях (железные ножи, булавки, керамика) позволили учёным сделать вывод об освоении и существовании поселения на исследованном участке берега оз. Удомля в течение многих сотен лет: в эпоху неолита, раннего железного века, древнерусский и позднесредневековый периоды (I тыс. до н.э. – XVII в.).
Илл. из статьи Ю.В. Степановой и Е.Н. Жуковой
«Исследования поселения Гарусово-II на оз. Удомля"
      
     Места расположения памятников археологии конца I тыс. до н.э. - начала II тыс. н.э. по берегам озер Удомля и Песьво, упоминающихся в книге И.В. Ислановой(1), приведены на этой схеме:

А на этой схеме показаны археологические памятники оз. Удомля и Песьво VIII XIII вв.(4)


Источники:

1. Исланова И. Удомельское Поозерье в эпоху железа и раннего средневековья, 1997. URL: http://mydomlya.ru/upload/123/pdf/book/udomelskoe_poozerie.pdf
2. Архангельский Н.А. История Удомельского района с древнейших времен до 1900 года, 1993. URL: https://drive.google.com/open?id=0B8BpHNW5anaVU0wwYTJ3T0J6eGM
3. Степанова Ю., Жукова Е. Исследования поселения Гарусово-II на оз. Удомля (Тверская область) // Археология и история Пскова и Псковской земли. Семинар им. академика В.В. Седова, 2011.
4. Лагуткина Е. Археология Удомельского Поозерья в контексте истории Новгородской земли (по материалам полевых исследований Тверского Госуниверситета) // Вестник ТвГУ. Серия «История», №4/2018.

8 апреля 2019 г.

"Вакарино". Статья Н.А. Архангельского


В настоящее время на форуме Путника осуществляется публикация статей из неизданной книги Н.А. Архангельского «История деревень Удомельского района», над которой автор работал в 1999-2002 гг.
Поскольку мой блог посвящен озеру Удомля и деревне Вакарино, я предлагаю читателям ознакомиться со статьей «Вакарино» из этой книги.
Нужно отметить, что к настоящему времени на основе моих исследований и благодаря воспоминаниям жителей д. Вакарино появились дополнительные интересные материалы об этой деревне, с которыми можно ознакомиться на страницах этого блога (ссылки даю в конце статьи).
 

ВАКАРИНО
Н.А. Архангельский

Бывшая деревня Рядского сельского округа Удомельского района располагалась на восточном берегу озера Удомля, имеющего площадь 10 кв. км и урез воды 154 м над уровнем моря. Вакарино располагалось на юг в 2 км от д. Ряд и в 6 км на СВ от г. Удомля. Деревня стояла на прибрежном склоне на высоте 160-170 м над уровнем моря.

Деревня называлась по прозвищу основателя или владельца ее Вакора – суковатый пень.
Впервые деревня упоминается в 1478 г. в Списке передачи волости Удомля от новгородского владыки в личную собственность Великого князя московского Ивана III: «Удомельские-ж деревни Ивашкова десятка Сотонина… Дер. Вакорино: 2 двора, 4 обжи».
В 1859 г. д. Вакарино Николо-Становского прихода имела 29 дворов с 224 крепостными помещика Сназина-Тормасова.
В 1886 г. в д. Вакорино Удомельско-Рядской волости стало 39 дворов с 216 временнообязанными и 5 дворов с 19 бобылями, а всего 44 двора с 235 жителями, среди которых было грамотных 11 взрослых и 6 учащихся. В деревне было 524 дес. надельной земли, в т.ч. усадебной 13 дес., пашни 155 дес., выгона 80 дес., покоса 171 дес., дровяного леса 35 дес., кустарника 32 дес., неудобий 38 дес. Кроме того прикуплено 636 дес., в т.ч. пашни 101 дес., покоса 251 дес., дровяного леса 151 дес., полустроевого леса 45 дес., зарослей 47 дес., кустарника 36 дес., неудобий 5 дес.
В деревне держали 70 лошадей, 77 коров, 91 овцу, а всего с молодняком 221 условную голову. 5 бобыльских дворов были без скота. На песчаных и подъилистых почвах сеяли ржи 36,5 дес., овса 19 дес., ячменя 8 дес., картофеля 6 дес., льна 3,5 дес.. Высевали и собирали урожай в четвертях, исключая семена: ржи 44 и 308, овса 87 и 330, ячменя 11 и 66. На наделах накашивали деревней 8800 пудов сена. Платили повинности деревней 593 рубля в год, в т.ч. 461 рубль выкупных.
В деревне была красильня. Местным промыслом занимались 2 человека: красильщик, батрак. Отхожим промыслом занято 34 человека: чернорабочие, печники, рассыльный, заводские рабочие. 1 бобыль нищенствовал.

В 1911 г. в д. Вакарино Вакаринского сельского общества было 55 дворов с 281 жителем, среди которых было 72 взрослых и 13 учащихся, считающихся грамотными. Местным промыслом занимались 5 человек, при этом 1 работал в своей деревне, 4 – в своем уезде. Отходников было 44 человека, из них 41 работали в Петербурге, 3 – в другой губернии.
В деревне держали 68 лошадей, 84 коровы, 92 овцы, а всего с молодняком 179,9 условных голов. 1 хозяйство было без коровы, 2 хозяйства вообще не имели скота.
Землей владели 49 хозяйств. Они сеяли озимых 97,31 дес., яровых 78,09 дес., пар занимал 56,08 дес. Всего было пашни 242,22 дес., покоса 291,66 дес.; надельной земли 376,23 дес., купленной 474,2 дес., арендованной 26,27 дес.
Среди документов ХІХ в. найден Общественный Приговор, подписанный 28 декабря 1864 г. Вакаринским сельским старостой Дмитрием Андреевым о наборе рекрутов по Удомельско-Рядской волости.

В 1931 г. в Вакарине организован колхоз «Красное Вакарино» Рядского сельсовета с 577,53 га общественной земли, с 34 дворами, 153 едоками, в т.ч. 56 трудоспособными, 108 головами крупного рогатого скота, 32 лошадьми.
12.11.1935 г. колхозу вручен Акт на вечное пользование землей. В нем было записано, что в колхозе имеется 33 двора на 9,04 га приусадебной земли, общественной земли, в т.ч. пашни, 209,45 га, сенокоса 135 га, выгона 30 га, кустарника 39,4 га, вырубки 46 га, болота 67,4 га.
С 5 сентября 1936 г. Вакарино стало центром Сухаревского сельсовета. 16 июня 1950 г. колхоз «Красное Вакарино» присоединяется к колхозу им. К.Маркса (д. Сухарево). В 1958 г. колхоз им. К.Маркса переименовывается в колхоз им. XX партсъезда.
С 1958 г. Вакарино становится центром Вакаринского сельсовета, В это время в деревне было 27 хозяйств с 68 жителями. В 1960 г. д. Вакарино становится центром колхоза «40 лет Октября».
В 1974 г. выяснилось, что Вакарино подлежит сносу, т.к. место деревни оказалось расположенным вплотную к территории строящейся Калининской атомной станции. Часть населения была переселена в д. Ряд, часть сами переехали в г. Удомля.

На фронтах Великой Отечественной войны погибли жители деревни Вакарино:

  1. БЕРЕЗИН Пётр Алексеевич, род. 1901 г.
  2. БЕРЕЗИН Егор Алексеевич, род. 1907 г.
  3. БОЙКОВ Иван Федорович, род. 1924 г.
  4. ВАСИЛЬЕВ Алексей Васильевич, род. 1903 г.
  5. ВЕРЕСОВ Борис Степанович, род. 1909 г.
  6. ГОЛУБЕВ Иван Павлович, род.1924 г.
  7. ДЕМЕНТЬЕВ Фёдор Матвеевич, род.1896 г.
  8. ПАВЛОВ Михаил Павлович, род. 1909 г.
  9. СМИРНОВ Сергей Егорович, род. 1909 г.
10. ТОПОЛОВ Михаил Семёнович, род. 1919 г.
11. ТОПОЛОВ  Иван Семёнович, род. 1924 г.
12. ТОПОЛОВ Иван Ильич род. 1905 г.
13. ТОРГАШЁВ Анатолий Павлович, род. 1918 г.



Работу выполнил Н.А. Архангельский, май 2002 г.


P.S. О деревне Вакарино можно прочитать статьи:




12 декабря 2018 г.

Усадьбы у озера


С давних пор земли вокруг озера Удомля были густо заселены: повсюду было множество деревень, в живописных местах располагались помещичьи усадьбы. Вот о них мне и хочется сегодня рассказать. Я выбрала те усадьбы, что стояли в непосредственной близости от озера.

Что такое усадьба? Усадьба (или усадище, сельцо) – это место, где жила семья помещика; она включала в себя господский дом, различные хозяйственные постройки, сад, парк, огороды. Если помещик постоянно проживал в своей усадьбе, то вся его жизнь, все события ее, были связаны с местной церковью, прихожанином которой он являлся. Вот поэтому источником информации для меня стали исповедальные ведомости церкви Николаевского Удомельского погоста в селе Стан, где из года в год, как это было принято, вели запись прихожан, бывших в церкви на исповеди (отсутствие на исповеди также обязательно отмечалось с указанием его причины).
В. Бялыницкий-Бируля Дача в саду
Возьмем самую раннюю из имеющихся в нашем распоряжении исповедальную ведомость – 1737 года. Вот что мы можем узнать из нее о  проживавших тогда на удомельских берегах помещиках.

Усадьба Щебарино – в ней тогда жил отставной каптенармус Тобольского драгунского полка Иван Данилович Аракчеев, 56 лет, его жена Ирина Мартемьяновна, 40 лет, и дети: Акулина, 13 лет, Андрей, 7 лет, Николай, 4 лет. При них дворовых 15 человек.
Кроме того, в этой же усадьбе жила семья находящегося на службе подпоручика Санкт-Петербургского пехотного полка Артамона Панфиловича Аракчеева: его жена Стефанида Григорьевна, 26 лет, и его мать вдова Параскева Савина, 80 лет. При них дворовых 17 человек.

Рядом находилась усадьба Окулово,  где проживал отставной вахмистр Тобольского драгунского полка Кондратий Иванович Аракчеев, 45 лет, не обзаведшийся семьей.

К северу от Щебарина, в усадьбе Гарусово жили отставной драгун Новотроицкого полка Богдан Трифонович Аракчеев, 70 лет, и его незамужние родные сестры Евдокея, 50 лет, Дарья, 48 лет, и Пелагея, 45 лет.
Там же проживали помещица вдова Параскева Ивановна Аракчеева, 70 лет, и ее невестка вдова Ирина Филипповна Аракчеева, 40 лет, с детьми Иваном, 9 лет и Андреем, 5 лет. При них 17 человек дворовых.

На восточном берегу озера в 1737 году в усадьбе Ванюнькино проживала жена находящегося на службе квартирмейстера Санкт-Петербургского пехотного полка Александра Зиновьевича Аракчеева – Параскева Яковлевна, 46 лет. При ней дворовых 8 человек.

Несколько позже на берегу Удомли появится еще одна усадьба – в Лубенькино.

Усадьбы на карте Менде 
Предлагаю вам вместе со мной проследить судьбу этих усадеб.

1. Ванюнькино (Ванюнкино)

Усадьба Ванюнькино после 1737 года просуществовала недолго.
Вышедший в отставку майор Александр Зиновьевич Аракчеев прожил там вместе с своей женой до 1753 года, после чего владельцы усадьбы, Аракчеевы, никогда в ней не жили.
А с 1794 года Ванюнькино, уже переставшее быть усадьбой, а превратившееся в деревню, по долгам Ивана Федосеевича Аракчеева переходит в собственность Марфы Ивановны Балк – хозяйки усадьбы в Андрейкове.
Последним владельцем деревни с 1847 года был Павел Иванович Сназин.


2. Гарусово

Судя по исповедальным ведомостям, в 1745 году нет уже в усадьбе Гарусово ни отставного драгуна Богдана Аракчеева, ни его сестер. С 1745 по 1759 год полновластной хозяйкой здесь становится вдова Ирина Филипповна Аракчеева, при которой проживают 16 человек дворовых.
В 1759 году в списках появляется ее сын - вышедший в отставку поручик Андрей Андреевич Аракчеев. Он проживет в Гарусово всю свою жизнь, здесь он женится, здесь у него родятся дети, среди которых и будущий граф Алексей Аракчеев. После смерти Андрея Аракчеева в 1796 году усадьба будет переходить по наследству его жене и детям.

Вот как описано сельцо Гарусово начала ХIХ века в «Экономических примечаниях к атласам Вышневолоцкого уезда»:
«Сельцо Гарусово подпоручика Андрея Андреева сына Аракчеева. Селением и дачею при озере Удомле. В сельце два дома господских, деревянные. Земля иловатая с песком, урожай всякого хлеба и сенные покосы средственны, лес дровяной березовый и ольховый, крестьяне на пашне зажитком средственны».

К 1850 году в усадьбе Гарусово проживают губернский секретарь Николай Иванович Аракчеев, его незамужняя сестра Александра и его брат Михаил Иванович Аракчеев с женой и дочерью.
В 1890х годах усадьбу посещал художник И.И. Левитан. В то время там жили сёстры Надежда и Екатерина Аракчеевы и их брат Михаил. Усадьба в Гарусово с тех пор стала приютом и вдохновением для многих русских художников ХХ века.
В 1918-1922 гг. это было одно из мест проживания художников Государственных свободных художественных мастерских; затем там размещались детский дом, школа для глухонемых, пионерский лагерь, летняя дача художественной школы (1972-1974 гг.). В 1990е гг. там было общежитие рабочих-строителей КАЭС (1).
Подробнее о Гарусово, Аракчееве и Левитане можно прочитать здесь.

А. Степанов Дом в Гарусове
  
3. Щеберино (Щеборино, Щебарино)

Усадьба Щеберино также была вотчиной Аракчеевых. И это не удивительно: как указывает Н.А. Архангельский: «Аракчеевы еще в XVII веке владели удомельскими землями в Лубенькине, а затем распространились на весь уезд и даже на Бежецк… В конце XVII века в Бежецкой пятине было пять семей Аракчеевых со 107 крестьянами мужского пола в поместьях» (2).
В усадьбе Щеберино в 1750 году проживали помещики: отставной майор Алексей Данилович Аракчеев, 56 лет, с женой;  отставной капитан Артамон Панфилович Аракчеев, 50 лет, с женой; отставной вахмистр Иван Данилович Аракчеев, 66 лет, с женой.
Алексей Данилович и Агафья Богдановна Аракчеевы были последними владельцами Щеберина, кто постоянно проживал в усадьбе. В 1770 году им было 76 и 75 лет соответственно. Последующие хозяева усадьбы, среди которых был и граф Алексей Аракчеев, в этом своем имении постоянно не проживали.

В начале XIX века Щеберино было таким:
«Сельцо Щебарино генерала от артиллерии и кавалера графа Алексея Андреевича Аракчеева и поручика Андрея Кирилова сына Головачева. Сельцо на правом берегу речки Листины, два дома господских деревянные. Дачею на обе стороны этой же речки и при озерах Удомле и Листине. В озерах рыба: щуки, лещи, окуни, язи, ряпушка, плотва и ерши. Речка в летнее жаркое время бывает шириной 3 сажени, глубиною от 3 до 5 вершков, в ней рыба мелкая. Земля иловатая с песком, на коей из посева родится лучше рожь, а прочий хлеб и сенные покосы средственны, лес дровяной березовый и осиновый, крестьяне на пашне зажитком средственны»

В 1860 году усадьба принадлежала Рихарду Яковлевичу Зильману, где проживали только 7 человек дворовых. По большей части Щеберино стало деревней, где жили крестьяне, владельцами которых были М.И. Аракчеев и М.Е. Шрейдер.

А. Степанов Утренний привет

4. Акулово (Окулово)

В 1745 году, кроме отставного вахмистра Кондратия Ивановича Аракчеева, в усадьбе Окулово поселились генерал-лейтенант Василий Степанович Аракчеев, 64 лет, с женой и дочерью. А в 1750 – еще и майор Гаврила Иванович Аракчеев с женой.
В 1763 году усадьба Окулово уже является собственностью находящегося на службе сержанта Дмитрия Ивановича Давыдова. Там поселяется его жена Марья Васильевна с детьми, а выйдя в отставку в звании подпоручика, и сам Дмитрий Иванович.
Род Давыдовых, как и Аракчеевых, – один из тех, кто обосновались на удомельских землях с давних пор: «с 1677 года, когда было записано: "За Давыдом Васильевичем состояло поместье в Бежецкой пятине, которое дано в 1677 году сыновьям его Осипу, Ивану и Фирсу". В конце XVII века в Бежецкой пятине было 8 семей Давыдовых…» (2)

В 1782 году владелицей усадьбы указана вдова Марья Васильевна Давыдова с детьми. Вот описание поместья в начале XIX века:
«Сельцо Акулово с пустошами подпоручицы Марьи Васильевой дочери и детей ее Алексея, Николая и Татьяны Дмитриевых детей Давыдовых. Сельцо при озере Удомле, дом господский деревянный с плодовитым садом. При сельце деревянная кузница. Дачею при озере Удомле и по обе стороны реки Съежи. Сия река в летнее жаркое время бывает шириною от 3 до 5 сажень, глубиною от 8 вершков до 2 аршин. В ней рыба: щуки, окуни, язи, головли, плотва и пескари. Вода для употребления здорова. Земля глинистая с песком, из посева родится лучше рожь, а прочие хлеба и сенные покосы средственны, лес дровяной березовый и осиновый, крестьяне на пашне зажитком средственны».

В дальнейшем усадьба Акулово переходила по наследству детям и внукам Давыдовых, а к концу XIX века усадьба перестала существовать.

А. Степанов Беседка под цветами

5. Лубенькино

Судя по архивным документам, в 1779 году в Лубенькино не было не только усадьбы – даже деревни такой не существовало. В «Алфавите к Генеральному плану межевания Вышневолоцкого уезда» за 1779 год дача под номером 1236 описана так: «Пустошь Лубенкина подпоручика Давыдова» (3).
Подпоручик Давыдов нам уже знаком – это владелец усадьбы Акулово. В 1782 году его жена Марья Васильевна остается вдовой. Эта энергичная женщина к 1795 году переселяет часть своих крестьян – 19 человек – в Лубенькино, в результате чего там на месте пустоши появляется деревня, о чем имеется запись в Ревизских сказках 1795 г.

В 1820 году, уже будучи в преклонном возрасте, оставив усадьбу Акулово своим детям и внукам, Марья Васильевна Давыдова вместе со своей незамужней дочерью Татьяной переселяется на новое место – в Лубенькино. Так появляется новая усадьба, которой после смерти матери распоряжается дочь Татьяна Дмитриевна.
В записях за 1850 год владелицей усадьбы Лубенькино значится Анна Григорьевна Левковец, а проживали в то время в усадьбе она сама, ее муж –
статский советник Лаврентий Емельянович Левковец, 62 лет, их дети, мать и две незамужние родственницы. В 1860 году усадьба также принадлежала А.Г. Левковец.
О последующих владельцах Лубенькино могу сказать с уверенностью, что в начале ХХ века усадьба принадлежала дочери удомельского лесопромышленника И.П. Аксакова – Екатерине Ивановне Аксаковой (Стебловой). А примерно в 1910 году усадьбу выкупил фабрикант С.П. Рябушинский, перестроил ее, и с тех пор она стала украшением удомельских берегов.
Судьба усадьбы Лубенькино после 1917 года такова: в 1918 году там была создана коммуна «Лубенькино», затем там был Дом инвалидов Гражданской войны, Дом инвалидов Отечественной войны, Дом престарелых, психоневралогический интернат (1). А в 1992 г. заброшенный дом сгорел.
Прочитать о Лубенькино можно здесь.


Эти пять усадеб – не единственные в удомельском краю. Возможно, рассказ об усадьбах и их владельцах будет продолжен.

Ссылки в тексте:

1. Архангельский Н.А. Очерки по истории Удомельского района. 1917-1929 гг. – 2011. URL: https://drive.google.com/file/d/1hisVJ8EHOqVd-oFklyyKZG0tjew6r6Ru/view
2. Архангельский Н.А. История Удомельского района с 1900 по 1917 год. – 1995. URL: https://drive.google.com/file/d/0B8BpHNW5anaVT0hLQ1hGY2FxY28/view
3. РГАДА. Ф. 1354. Оп. 496. Ч. 1 Алфавит № 200 к Генеральному плану межевания Вышневолоцкого уезда. URL: http://rgada.info/poisk/index.php?fund_number=0&fund_name=&list_name=&list_number=0&Sk=30&page=206

Источники:

1.Исповедные ведомости Тверской епархии Вышневолоцкого уезда Николаевского Удомельского погоста за 1773-1860 годы и Бежецкой пятины Удомельского погоста церкви Николая Чудотворца за 1737-1770 годы.
2. Ревизские сказки Вышневолоцкого уезда 1795-1850 гг.
3. РГИА. Ф. 1350. Оп. 312. Д. 166. Экономические примечания к атласам Вышневолоцкого уезда.
4. Приложения к трудам редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях. Т. 4, 1860. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003831610#?page=205